«Врачи убили мою дочь, а их «наказали» выговором и амнистией» - 21 Сентября 2009 - Новини Закарпаття та Світу
Главная » 2009 » Сентябрь » 21 » «Врачи убили мою дочь, а их «наказали» выговором и амнистией»
17:03
«Врачи убили мою дочь, а их «наказали» выговором и амнистией»
В редакцию «Комсомолки» обратилась убитая горем женщина. В январе прошлого года ее совершенно здоровая взрослая дочь легла в больницу на сохранение, а через несколько дней врачи только развели руками перед ошарашенными родственниками, объясняя, что «состояние резко ухудшилось» и они «не смогли спасти». 10-летний мальчик в одночасье лишился мамы, муж потерял жену, носившую под сердцем его ребенка, а пожилой матери пришлось хоронить дочь…
КОЗЛОМ ОТПУЩЕНИЯ ВЫБРАЛИ МЕДИКА-ПЕНСИОНЕРКУ

Судмедэксперты пришли к выводу, что Елена Пчеленко погибла по вине врачей. Факты говорят сами за себя, да и дежурный врач-акушер гинекологического отделения Донецкой горбольницы №9 Лариса Багненко полностью признала, что ее бездействие привело к смерти пациентки. По неизвестной причине она не сделала вовремя операцию, и Елена погибла от потери крови. Казалось бы, преступление раскрыто, а виновных ждет заслуженное наказание. Но… Багненко амнистировали, а уголовное дело закрыли. Формальной причиной послужил пенсионный возраст врача.
- У меня аж дыхание перехватило, когда я услышала об амнистии, - плачет Нина Севастьянова. - Они убили мою дочь, а их «наказали» амнистией и выговором. Я тоже пенсионерка. Получается, что теперь я могу убить врачей, лишивших меня дочери, и за это мне ничего не будет?!
Безутешная мать считает, что в смерти Лены виновна не только дежурный врач, которую просто выбрали в качестве козла отпущения, чтобы замять дело.
Нарушения, выявленные судмедэкспертами, действительно говорят о никудышней организации работы в гинекологическом отделении, но заведующему лишь объявили выговор за отсутствие контроля...
«ИДИТЕ ДОМОЙ И НЕ МЕШАЙТЕ»
Капитан милиции Лена Пчеленко работала в областном управлении внутренних дел и была на хорошем счету: спокойная, исполнительная, побеждала на соревнованиях по стрельбе. 32-летняя женщина на здоровье никогда не жаловалась, по долгу службы каждый год проходила медкомиссию. Обожала сына Ильюшу и мечтала о втором ребенке. Когда узнала о беременности, была на седьмом небе от счастья.
На пятом месяце ей пришлось лечь на сохранение, но серьезных причин для опасения не было. По крайней мере так говорили врачи. При этом вопреки всем инструкциям они с самого начала не сделали Лене УЗИ. Это первое из целой череды нарушений, которые в конце концов привели к трагедии. Материалы доследственной проверки сухо сообщают, что на следующий день врачи усмотрели у пациентки угрозу самопроизвольного аборта.
- После этого я наложил циркулярный шов на шейку матки, - рассказал следователям завотделением Юрий Лавренов. - В следующие два дня жалоб от пациентки не поступало.
Елене было всего 32 года.
Но потом плод замер, и Лене ввели препарат, стимулирующий роды. В тот же день дежурный врач Багненко удалила мертвого ребенка.
Позже судмедэксперты сделают однозначный вывод: не было причин накладывать шов на матку, а если это сделано - нельзя стимулировать роды. Нужды удалять плод также не было, он мог выйти без посторонней помощи.
После всего этого женщина стала истекать кровью. В тот критический момент никого из родных и близких рядом не оказалось. Кстати, у Лены с мужем одинаковая группа крови, но врачи отговорили его остаться в больнице: «Идите домой, все будет хорошо, а тут вы только мешаете».
От Лены приходили эсэмэски, она жаловалась на сильную боль. Сообщения прекратились только к 10 вечера, когда началось кровотечение. А в полночь ее не стало...
ШАНСЫ ВЫЖИТЬ БЫЛИ
Расследование показало, что даже после начала кровотечения у женщины оставался шанс выжить. Нужно было быстро удалить матку и сделать переливание крови. Но акушер-гинеколог Лариса Багненко на операцию почему-то не решилась, хотя и должна была. Ее сделал срочно вызванный из дома Юрий Лавренов. Грамотно, по всем правилам, но вот только слишком поздно, убийственно поздно.
Плюс ко всему в больнице не оказалось крови, ее вместе с плазмой пришлось заказывать в станции переливания. Все это тоже отняло драгоценное время. Позвонить мужу умирающей никто не догадался, и о смерти жены Владислав узнал только на следующее утро - после звонка с места работы Лены!
Конечно, степень вины определяет только суд. Родственникам погибшей остается лишь задавать вопросы, на которые им пока не дали убедительных ответов. Почему никто не понес наказания за смерть человека? Почему не обвинили никого, кроме пенсионерки Багненко, хотя ошибки допустили и другие врачи, рангом повыше? Почему, наконец, в больнице не оказалось крови?
Нина Севастьянова все еще надеется, что смерть ее дочери не останется безнаказанной - она намерена снова идти в суд.
КОМПЕТЕНТНО
«То, что медик признал свою вину, уже победа»
Зоряна ЧЕРНЕНКО, правовед, доктор философии в области права, преподаватель Киево-Могилянской академии:
- Тот факт, что врач признала свою вину, уже можно считать победой. На моей памяти в Украине ни одного врача не посадили в тюрьму за причинение вреда пациенту, разве что давали условный срок. Максимальное наказание, которого удавалось добиться, - лишение права заниматься врачебной деятельностью на 3 года. Максимальная компенсация за гибель пациента, назначенная украинским судом, составила 25 000 гривен, но чаще всего не превышает 5000 гривен. Такова у нас цена жизни.
Вероятность решения суда в пользу жертвы врачебной ошибки очень мала.
Кстати, обвинять можно только врача, действия которого нанесли вред или привели к смерти пациента. Все остальные могли допускать нарушения (например, руководство плохо организовало работу), но если они не стали прямой причиной нанесения вреда, за это грозит лишь выговор или административная ответственность.

Павел КОЛЕСНИК («КП» - Донбасс»). Фото автора и из архива Нины Севастьяновой.
Категория: Україна | Просмотров: 227 | Добавил: foto-uzh | Теги: Медики, смерть, криминал | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]