Виктор Ющенко: Россия, действительно, многолика, поэтому не нужно путать власть и народ - 31 Августа 2009 - Новини Закарпаття та Світу
Главная » 2009 » Август » 31 » Виктор Ющенко: Россия, действительно, многолика, поэтому не нужно путать власть и народ
23:01
Виктор Ющенко: Россия, действительно, многолика, поэтому не нужно путать власть и народ

«НЕОБХОДИМО ИЗМЕНИТЬ СИСТЕМУ ВЛАСТИ»

— Виктор Андреевич, безусловно, в обществе и в государстве уже давно назрели перемены, и нужно отдать вам должное, вы как никто другой, так серьезно защищаете и обсуждаете свой проект Конституции. Но если вспомнить 2003 год, то тогдашний президент Леонид Кучма уже выступал с аналогичной попыткой изменения Конституции. Он инициировал всенародное обсуждение политической реформы, которая предусматривала переход от президентско-парламентской к парламентско-президентской республике, в частности, двухпалатному парламенту. Оппозиция и вы как ее лидер, выступили с жесткой критикой в адрес президента. Оппозиционеры говорили, что всенародное обсуждение такого серьезного юридического документа, как Конституция, невозможно. В конечном счете, Кучма отказался от этой идеи и передал инициативу парламенту. Возникает вопрос — что, собственно, изменилось с того времени?

— Я думаю, что у нас есть две модели ответа на самый актуальный вопрос — организация политической власти в Украине. 46 млн. людей ощущают, что если мы не создадим новую концепцию организации власти, для нас политика будет фактом дестабилизации. Поэтому вопрос, как с помощью Конституции изменить характер власти, ее принципы и ответственность — является главным, независимо от того, кем он поставлен, властью или оппозицией. Это первое. Второе — чем отличаемся мы от 2003 года? В 2003 году избирателю предлагалась игра, цель которой заключалась в следующем. Человек, заканчивающий второй срок президентства и, очевидно, не желавший быть политическим аутсайдером, искал дальнейшее свое применение. Хотя это касается не только Кучмы, но и других, например, Мороза.

Тогдашние изменения не были направлены на совершенствования политической власти в Украине. По сути, давался ответ на то, как через кланы и недемократическое большинство парламента насильственным способом внести изменения в Конституцию, гарантировавшие кому-то политическое будущее. Это не может быть целью реформы, поэтому оппозиция и выступила против. Тем более, если мы говорим о содержательной части — экономике, которая нуждалась в оперативном вмешательстве власти, очевидно, склоняться к уменьшению президентской власти и передачи ее несформированной парламентской власти, было просто нелогичным шагом. Но это не говорит о том, что те или иные части тогдашнего представления президента были нерациональными, нет. Нерациональной была сама цель, поэтому 2003 и 2009 годы отличаются целями.

Два года назад, я создал Национальную конституционную комиссию с целью подготовки концепции новой Конституции разными политическими силами, правозащитниками, конституционалистами, академистами и другими. Эта площадка была сформирована и я ее использовал, собственно, для создания нынешнего обновленного проекта Конституции. Параллельно этот проект я направил в парламент, но, к сожалению, до сегодняшнего дня он не рассматривается. Он не выгоден ни ПР, ни БЮТ, ни другим политическим силам. Хочу отметить, что и руководитель оппозиции, и премьер-министр неоднократно заявляли, что они направят свои проекты в парламент, но потом их точка зрения изменилась таким образом, что они сделают это после выборов.

Это побуждало меня к более эффективным действиям. Почему? Конституция не должна составляться под результаты выборов, кандидата или политическую силу. Наиболее честная Конституция — это та, которая в своей основе принимается в президентские выборы. Тогда, мы будем знать позицию каждого, кто еще не знает результатов выборов, побуждая его писать более правдоподобный вариант Конституции. Это момент истины для всех — либо твой подход демократический, либо ты пытаешься узурпировать власть. Также я направил свой проект в Венецианскую комиссию, которая дала наилучший вывод, начиная с 1996 года. И все это я делаю публично, в отличие от того, как это делалось в 2003 году.

Что касается самих изменений Основного закона, признаемся, что депутатскую неприкосновенность можно снять только путем реформы Конституции. Ведь мы понимаем, что депутатская неприкосновенность — это прикрытие, которое дальше формирует коррупцию и самые глубинные злоупотребления ресурсами, финансами, статусом… Мы имеем 450 человек в парламенте и множество их помощников, которые вне закона. Это касается и прокуроров, и милиционеров, и судей и т. д.

Изменение системы выборов привело к искусственной политизации власти. Еще в 2004 году в пакете была привнесена клановая система политики. Сегодняшние партии — это фанклуб одного человека и никакой идеологии. Поэтому я выступаю за пропорциональную систему с открытыми списками и с ротацией списков — это механизм ответственности.

Идея двухпалатного парламента. С реформой 2004 года политическая ответственность сместилась с президентской вертикали к парламентской, при этом списки партий оставили закрытыми, что привело к криминализации политики. Я не ставлю вопрос возврата к организации власти модели 2004 года, я ставлю задание продолжить конституционную реформу, сделав серьезные выводы — перейти к системе открытых списков. Эта пропорциональная система должна работать на нижнюю палату, которая будет формировать правительство, принимать бюджет, законы — это европейский путь. Но здесь теряется уникальная функция представительства, т.е. возникают региональные тенденции. А это уже функция верхней палаты, которая будет представлять регионы.

В обществе еще не сформировалась та конструкция, которая бы позволяла людям идентифицировать себя с той или иной идеологией. Поэтому, собственно, мы не можем объединиться вокруг какой-то идеи, люди все еще большую миссию возлагают на государство. Исходя из этого, многие политические силы сегодня используют такие надежды людей и занимаются популизмом. Это большая проблема нашего общества, которое пока что не понимает, что это примитивная политика. Выход — двухпалатный парламент. Верхняя палата как раз и будет заниматься этим вопросом — формированием нации. Это палата, которая будет вне конфликта, потому что все останется в нижней палате. Кроме того, верхняя палата возьмет под свой контроль всю судебную систему, правоохранительные органы…

Что нужно сделать, чтобы привнести политическую стабильность в Украину? Повторюсь — изменить систему власти. Для этого я обратился к народу, так как парламентский путь закрыт. Люди должны быть авторами Конституции, а не кто-то за кулисами, как это уже неоднократно делали ПР и БЮТ.

— Вы думаете, что всенародное обсуждение вашей Конституции помешает планам ПР и БЮТ?

— Во-первых, сегодня тандем Янукович — Тимошенко очень близок к комбинации 2004 года. Я их уважаю как людей, но не хочу, чтобы судьба моих детей зависела от их очередного сговора — это не по-родительски. Во-вторых, граждане Украины должны быть политически ответственными и понимать, что только от них зависит их судьба, потому что они выбирают себе политиков. Нужно раз и на всегда сказать, что менять Конституцию может только народ.

— Планируется ли после всенародного обсуждения провести референдум по Конституции? Некоторые из ваших оппонентов говорят о том, что референдум как раз не был провозглашен потому, что вы не настолько уверены в поддержке нового проекта Основного закона?

— Я глубоко убежден, что народ выпишет правильно Конституцию. Когда я предлагаю свой проект — это демонстрация силы, но логика не в том, что только я прав. Станьте рядом со мной и предлагайте — мы услышим ваш голос. Не исключено, что одна из предложенных народом идей, может быть общенациональный референдум. Ведь, я не навязываю свой вариант Конституции, я ищу партнеров.

— Есть ли какие-то календарные рамки проведения референдума?

— Вы немного забегаете вперед. Я бы не хотел раскрывать сейчас все карты, потому что моя задача — побуждать людей и власть в рамках действующего Основного закона продвигать конституционный процесс. Если я назову сегодня какие-то даты, то завтра две трети моего интервью будет именно об этих датах, а не по сути. У нас есть время и для обсуждения, и для внесения изменений, а затем, с разрешения людей, и для проведения референдума.

— Вы не хотите раскрывать карты, потому что есть вероятность того, что договоренности ПР и БЮТ могут разрушить ваши планы?

— Я предупреждаю людей о том, что в руках этих двух политических партий находится большая мандатная сила, которая может привести к глубокой ревизии национальной Конституции. Поэтому, когда мы говорим о едином способе и как этого не допустить, это — публичность. Президент работает абсолютно публично, но это не означает, что я должен раскрывать все карты.

— Кроме закона Портнова — Лавриновича о выборах президента, вы знакомы с какими-то другими планами ПР и БЮТ?

— Да, Украину в ближайшее время будут ожидать несколько вариантов, чтобы сбить народное обсуждение. Будет большая игра, цель которой дискредитировать то, что делает Президент. Что может испортить дело? Абсурд. Не исключено, что в этом направлении будет выплеснута лавина предложений, которых не было раньше. Они же живут по внешним рекомендациям, а извне не предусматривали такого сценария. Когда мы говорим о едином способе иметь демократическую Украину, это значит — опираться на волеизъявление людей и выполнение Конституции. Я не могу сказать, что общество готово к этому и, к сожалению, его взгляды пока что не подняли человека до уровня ответственности. Но общество уже почувствовало свободу, поэтому есть большая надежда, что народ осознает свою ответственность перед выбором тех или иных политических лидеров.

«ДЕМОКРАТИЧЕСКАЯ УКРАИНА НУЖНА ДЛЯ БУДУЩЕГО РОССИИ»

— В последнее время со стороны соседнего государства в адрес Украины раздаются очень острые обвинения. Некоторые эксперты даже говорят о необходимости готовиться к более серьезным событиям. Действительно ли существует военная угроза со стороны России? Как это связано с президентскими выборами в Украине?

— Во-первых, Украина — это не Грузия, поэтому я бы сразу исключил любые милитаристские шаги по отношению к нашему государству со стороны России. Сегодня вообще пугать оружием или агрессией — это примитивное поведение. Не это формирует силу, а информационное пространство, т.е. воздействие на головы людей. Во-вторых, независимая Украина — это не мечта всех государств. Это вызов для Украины — быть или не быть. Провести сценарий по потере государственности сегодня невозможно, потому что это позиция миллионов людей, и они встанут на защиту Украины.

Что нужно сделать, чтобы мы больше выигрывали, а не проигрывали на международной арене. Все начинается с единства внутри. Что больше всего ослабляет украинскую политику — это пятая колонна. Наша страна еще не воспитала «породистых» политиков. В нас генетически заложено лакейство, ощущение вторичности, страха, не люблю этого слова, малороссийскости. Я украинец и не хочу, формируя национальную политику, лукавить только для того, чтобы увидеть свое место через год или два. Это дешево и беспринципно. В конечном счете, исключительно от нас зависит, как будет формироваться Украина. Люди должны понимать, что только через государство можно реализовать свое особое — национальное. Украинцев, простите, объединит не хлеб и колбаса, а чувство ответственности за собственное государство.

— В любом случае, сегодня со стороны России идет агрессия — информационная, дипломатическая, газовая. Как раз недавнее письмо Медведева к украинской власти тому яркое подтверждение, и здесь нужно признать — ваш ответ был достойным. Наша газета в украинско-российских отношениях уже давно ставит вопрос иначе — чем мы можем помочь России? Например, как украинское государство поддерживает те прогрессивные, демократические силы, которые существуют в России? Или как мы заботимся об украинцах в Российской Федерации?

— Россия, действительно, многолика, поэтому не нужно путать власть и народ, в том числе и украинскую составляющую. Следовательно, когда мы говорим, как реагировать? Спокойно! Генеральной нашей идеей должно быть создание украинского государства, очень важно, как ты себя ведешь, на каком языке общаешься, какая у тебя традиция, какая за тобой история. Российский академик Лихачев лет десять назад сказал: «Гражданином России может быть только тот, кто работает на российскую культуру». Он абсолютно прав.

То, что украинская независимость для кого-то, как горошина в сапоге, это одно, но часто это ощущение есть и у украинцев. Горько, что к таким политикам нация имеет терпеливое отношение. Мы хорошо понимаем, кто будет работать против украинской независимости, но нам следует делать свое дело, как делал его Мазепа, Скоропадский и другие. Я убежден, что Украина могла бы сделать большую услугу России. Демократическая Украина нужна для будущего России.

Когда мы говорим об украинско-российских отношениях, хочу отметить, что я в своей повестке дня никогда не допускал презрительного отношения к российскому народу или руководству. Хотя, не буду скрывать, возможно, российское руководство имело другие планы относительно организации власти в Украине, и, возможно, даже хотело бы видеть и другие персональные характеристики, но для меня это не важно. Я украинский Президент и я забочусь об Украине. У меня были встречи и по три с половиной и по четыре часа с Путиным, где на 90% тематика была исключительно гуманитарной. Думаю, что я один из первых Президентов, который поставил вопрос о важности иметь в России украинскую школу, газету, канал, театр, библиотеку, музей и тому подобное.

— Украине не дают это реализовать в России?

— К сожалению, прогресс чрезвычайно слабый. Позитивное разрешение этого вопроса состоит исключительно в желании России. Поэтому, странно, когда ты слушаешь упреки по поводу того, как преследуется русский язык в Украине. Я в таких дискуссиях часто вспоминаю слова бывшего российского посла в Украине Виктора Черномырдина, который говорил, что в Украине есть одна языковая проблема — это проблема украинского языка, и он был абсолютно прав. Если быть честным политиком, даже российским, нужно говорить о правдивых обстоятельствах — идет большая игра, различными методами, часто косвенными, лишить украинца украинского языка. Вообще, является примитивной та политика, которая ведется на сужение того или иного языка. Нужно говорить о другом — у нас есть свой язык, который прошел десятки запретительных указов, за который люди сжигали себя, который веками был безгосударственным, поэтому сегодня нужна взвешенная языковая политика, что я с утра до ночи пытаюсь донести до каждого украинца, — он обязан знать украинский язык. Это не насилие, это соблюдение нашей Конституции.

В качестве хорошего примера можно привести украинско-польские отношения. Иногда они даже были более конфликтными, чем украинско-российские. Сегодня еще живы те люди, которые были участниками трагедий шестидесятилетней давности между Украиной и Польшей. Это живые раны, но открыт диалог, привлечение власти всех уровней, взаимопрощение доказывает, что мы можем цивилизованно взвесить и оценить все эти проблемы. Нужно подавать друг другу руку и признавать взаимные ошибки, только это даст возможность идти вперед в отношениях. Иными словами, ничто не заменит диалог между странами. Нам не нужно переписывать историю, ее нужно переосмысливать.

Необходимо помнить также, что есть такая проблема, как Черноморский флот РФ на территории Украины и на этот вопрос тоже необходимо дать ответ, исходя из пунктов отечественной Конституции. Как Президент я не могу занимать неконституционную позицию. Взять другую проблему — демаркацию границ. Нам не нужно оставлять эту интригу, потому что половина из того, что портит отношения между соседями — это граница. Следовательно, границу нужно признать и поставить точку в этом вопросе.

Политика безопасности. Хотелось, чтобы украинский народ понимал — он формирует сувереную политику безопасности, как ее формируют, например, народы Германии, Франции, Великобритании. Разве мы забыли, как мы потеряли УНР, государство Скоропадского, Карпатскую Украину, в общем, за девяносто лет — пять наших провозглашенных государств. Не нужно повторять ошибки, Россия сама формирует свою политику с Китаем, Кореей, группой государств Латинской Америки и другими. Это право каждого народа, если мы не будем иметь своего видения, его легко заменит чужое.

Нас много лет приучали к рефлексии, что у тебя нет дома, улицы, отчизны, ты космополит, гражданин планеты. Не важно, на каком языке ты разговариваешь, какая у тебя столица, какой твой адрес, ты «общность» и все. Поэтому, когда сформировалась независимая Украина, не все понимали свои задачи создания собственного государства, таких людей и сегодня много.

Я не хочу, чтобы граждане воспринимали проблемы в украинско-российских отношениях, как проблемы отношений двух президентов, это далеко не так. Фамилии могут меняться, но у нас должна быть национальная система взглядов, а под нее подведена национальная политика, которая обеспечит развитие Украины.

— Перед выборами нужно быть сильными и, очевидно, в вашем окружении должны состояться какие-то кадровые перестановки, назначения, например, губернаторов. Общались ли вы по этому поводу с Верой Ивановной?

— Заменить главу администрации я не могу без предложения премьер-министра. Это новация 2004 года. Поэтому, здесь проводятся многократные консультации с главой правительства, но назвать их плодотворными я не могу. Я глубоко убежден, что такая модель формирования власти не является совершенной, потому что она отягощена рецидивами. Посмотрите, что делается с главами районных администраций, начиная с Киевщины. Я ликвидировал указы по назначению выполняющих обязанности и провел по этому поводу консультации с председателем Конституционного Суда, но, к сожалению, в тексте Конституции сложно найти ясный политический ответ на эти вопросы. Я обращался к премьер-министру, но кроме десяти глав районных администраций, большого прогресса мы не достигли. Противоречие одно — главами областных администраций этот вопрос в процессе урегулирования, но правительство на предложения губернаторов относительно глав районных администраций не реагирует. Аналогичная ситуация и с областными администрациями.

«МЫ ПОЛУЧИЛИ ОТВЕТ ПО КЛЮЧЕВЫМ ВОПРОСАМ ДЕЛА ГОНГАДЗЕ: ПРИЧАСТНЫ ВЫСШИЕ РУКОВОДИТЕЛИ ГОСУДАРСТВА»

— Я думаю, никто сейчас не усомнится в том, что с 2004 года в Украине существует свобода слова, — это ваша заслуга. Если вспомнить начало вашего президентства, то оно начиналось с обещания раскрыть дело убийства Георгия Гонгадзе. Через нескольких недель исполнится девять лет с момента убийства журналиста. В 2005-м посадили двух исполнителей этого преступления, третьего — экс-генерала Пукача, недавно задержали. Но до сих пор неизвестно, понесут ли наказание заказчики убийства? Чувствуете ли вы волю довести это дело до конца?

— Я еще четыре года назад был убежден, что завершение этого дела принесло бы обществу уникальный резонанс. Дать публичный ответ по этому делу — значит, дать ответ на то, что в этом государстве господствует закон, что люди, которые занимают даже высшие ступени власти, так же подотчетны закону, как все другие. Поэтому, когда с первых дней мы приступили к раскрытию этой проблемы, Генеральная прокуратура оказала нам полное содействие. Поверьте, были осушены пруды и перекопаны земли для того, чтобы выйти на необходимые обстоятельства убийства, т.е. посадить заказчиков в тюрьму. Сейчас мы находимся на финальном прямой. Я не буду скрывать, что мне как Президенту легко обеспечивать реализацию этого дела, особенно противостоять давлению. Ведь вы сами понимаете, что причастные к этому преступлению, находятся в высоких креслах и даже вне своей деятельности сохраняют колоссальное влияние. Я провожу еженедельные консультации с генеральным прокурором и хочу отметить, что это вопрос его личной чести и чести всей прокуратуры.

— Есть ли какой-то прогресс по пленкам Мельниченко и рассматривается ли вариант привлечения к ответственности тех следователей, которые фальсифицировали следствие в течение первых пяти лет?

— Как вы помните, несколько месяцев назад одним из направлений дела стало задержание экс-генерала Пукача. На последнем докладе генпрокурор сказал мне, что следствие по данному направлению ведется очень активно. Я думаю, что в ближайший месяц мы будем информированы Генеральной прокуратурой, почему расследование этого дела тормозили те или иные обстоятельства или люди. Сегодня задача номер один для журналиста — не снимать уровня публичности с этого дела, оно постоянно должно быть под контролем. Мы получили ответ абсолютно по ключевым вопросам дела Гонгадзе — причастны высшие руководители государства.

— Как вы думаете, повлияют ли результаты этого расследования на президентскую кампанию?

— Очевидно, повлияют, но главный выигрыш не в этом. Самый главный сигнал для нации — это возможность впервые увидеть, как ответственность понесут руководители очень высоких уровней. Ведь важно, чтобы в ответственности перед законом мы не ограничивались уровнем рядового человека, поскольку все перед ним равны. Дело Гонгадзе станет очень серьезным уроком для общества.

«САМЫЙ БОЛЬШОЙ ВРЕД НАЦИОНАЛЬНОМУ КУРСУ НАНОСИТ ПОЛИТИКА И СЛАБЫЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ БЮДЖЕТ»

— В последнее время курс национальной валюты снова делает резкие колебания вверх. Как вы это прокомментируете?

— Самый большой вред национальному курсу наносит политика и слабый национальный бюджет. Политика, потому что она политически эксплуатирует тему стабильности гривни, т.е. тогда, когда без бюджетной резолюции кто-то в правительстве начинает определять, какой курс будет в 2010 году, и называет цифру, которую, хотелось бы, чтобы он объяснил народу. Или когда в течение многих месяцев идет «травля» банковской системы. Если бы в 1996 году было такое давление на банковскую систему, я бы никогда не провел реформу. Политика разрушает стабильность, это делается и со стороны правительства, и со стороны оппозиции. Это тотальный пиар, они забывают об уважении к собственным национальным деньгам.

На валюту влияют три вещи. Первое — это торговая политика правительства. В прошлом году мы имели 18 млрд. негативного сальдо товарами. Это можно было изменить только через политику ограничений, изъятий, пошлин… К сожалению, какой-то четкой политики в прошлом году, как и в этом, мы не увидели. Не поддерживается экспорт, а поддерживается импорт. Все это увеличивало давление на гривню. У Национального банка не было другого выхода, кроме девальвации курса гривни, чтобы выйти на поддержку экспортера, и сегодня мы имеем ситуацию, когда вся торговая политика больше поддерживает экспортера, чем импортера. Невыгодно стало завозить товары на несколько миллиардов долларов. Сегодня пришли к тому, что торговый баланс страны выровнялся — негативное сальдо составляет около 700 млн.

Второе — платежная политика. Тут несколько сложнее, потому что в прошлом году мы получили 12 млрд. инвестиций. За первое полугодие 2009-го мы имеем отток около 6 млрд. Это опять же было давление на гривню. Эту проблему мы запланировали решить с помощью резервов Национального банка, и она также находится под контролем. Чтобы резерв не падал, используется помощь МВФ. В начале года наши валютные резервы были 27-28 млрд., благодаря МВФ эта ситуация должна сохраниться до конца года.

Поэтому ни торговый, ни платежные балансы страны сегодня не являются фактором давления на гривню. А давлением является доверие к банковской системе, которое подрывает правительство. Третий фактор — это слабый, дефицитный бюджет 2009 года, который никто не хочет покрывать, кроме Национального банка, а Нацбанк — это эмиссия. Выпуск дальнейших эмиссионных денег для покрытия дефицита бюджета является колоссальной проблемой для стабильности гривни.

— Сейчас для премьер-министра Тимошенко актуальна проблема финансирования Евро-2012 за счет так называемой прибыли Национального банка. Сколько уже было израсходовано этой прибыли и сколько еще планируется израсходовать?

— Я резко выступил против этого, к тому же это не то обещание, которое давала премьер-министр МВФ, — не включать станок для правительства. Почему? У Национального банка любой страны прибыль не планируется, потому что НБ — это фабрика денег. Скажите ему иметь 400 млрд. прибыли через полчаса, он это сделает даже быстрее. У него нет лимитов, и если ему через законы будут навязывать выпустить столько-то, он это сделает. Кстати, это и политика, которая была до 1993 года в отношении Нацбанка. В НБУ должна быть политика, которая будет обеспечивать стабильность денег, а не финансирование сбора урожая. Впервые с 1996 года мы имеем прецедент, когда парламент принял решение о том, что Нацбанк в эмиссионном порядке в середине года должен кому-то отдать деньги не как заимствование, а как финансирование каких-то потребностей. Это решение ведет к дестабилизации рынка. Конечно, 10 млрд., о которых говорят, это басня. По докладу НБУ, на 2009 год ожидаемое превышение доходов над расходами составляет приблизительно 700 млн.

За первое полугодие правительством профинансировано приблизительно 5% программ Евро-2012. По этому поводу я провел четыре или пять совещаний. По бюджету нам требуется 7 млрд. для финансирования объектов Евро-2012, всю эту сумму должно финансировать правительство. Когда правительство пошло на финансирование якобы с прибыли, это означает, что эти деньги изымаются и направляются в обращение, т.е. никакой другой работы с этими деньгами никто не ведет. Это эмиссия, раскручивающая инфляцию и девальвацию гривни. На празднике Дня независимости я обратился и к правительству, и к Национальному банку. К правительству — если мы будем иметь такой неурегулированный дефицит бюджета и такую слабую бюджетную политику, мы очень долго и дорого будем справляться с кризисом. К Нацбанку — персональная ответственность за стабильность гривни будет лежать на его главе и правлении. Каждый должен отвечать за свои обязанности.

Источник: День

Категория: політика | Просмотров: 214 | Добавил: moderator | Теги: реформа, украина, Ющенко, Россия | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]